Перейти к содержанию


Авторизация  
anon54

Эдвард Сноуден не советует использовать WhatsApp и Telegram

В теме 1 сообщение

Эдвард Сноуден, который после раскрытия секретных документов АНБ уже пять лет скрывается от американских спецслужб в Москве, дал интервью французской радиостанции France Inter, приуроченное к выходу его мемуаров Permanent Record. 36-летний хакер рассказал о своей нынешней жизни и посоветовал, какой софт безопаснее использовать в интернете, если вы хотите избежать прослушки.



Недавно Сноуден высказался в защиту браузера Tor и операционной системы Tails, которыми он пользовался в 2013 году и которые вполне достойно выглядят сегодня. Сейчас он добавил рекомендации по мессенджерам.



Сноуден прокомментировал то, что премьер-министр Франции использует WhatsApp для совещаний с министрами, а президент общается с подчинёнными в Telegram: «Любая из этих двух программ лучше, чем SMS или телефоны без шифрования, — сказал он, — но их очень рискованно использовать, если вы премьер-министр! Facebook "слой за слоем" снимает защиту с WhatsApp, обещая при этом, что не будет прослушивать разговоры пользователей, потому что они зашифрованы. Но они пытаются это сделать из соображений национальной безопасности. На самом деле эти программы слежки никогда не использовались для общественной безопасности: речь идёт о власти, влиянии, о том, как изменить события в мире в желаемом направлении людьми, которые управляют этими системами. Поэтому не используйте WhatsApp или Telegram, если у вас есть альтернатива. Вместо этого следует использовать мессенджер Signal или приложение Wire. Они предоставляются бесплатно».



Эдвард Сноуден рассказал, что он не живёт затворником, хотя соблюдает необходимые меры безопасности (в том числе для защиты коммуникаций, как при звонке в студию радиостанции): «Я осторожен, чтобы меня не узнали, но я никогда не сотрудничал ни с каким правительством и никогда не буду этого делать: я плачу за квартиру и сам обеспечиваю собственную безопасность, и да, я гуляю по паркам с женой, хожу в магазины, веду как можно более обычный образ жизни в ситуации, в которой нахожусь».



Массовая слежка



Сноуден рассказал об одном из проектов АНБ, который стал известен публике после его разоблачений — программе XKeyscore.



Это программа слежения за иностранными гражданами во всём мире. Она выявляет гражданство иностранцев, анализируя язык, используемый в сообщениях электронной почты, имеет возможность сохранять на протяжении нескольких дней метаданные и содержание перехваченных сообщений. Из документов, предоставленных Сноуденом в 2013 году, следует, что один из серверов системы X-Keyscore может находиться в Москве, предположительно в американском посольстве, а другие серверы могут располагаться в Киеве и Пекине.





Схема размещения серверов XKeyscore. Слайд из презентации АНБ от 2008 года



«XKeyscore не собирает информацию: это Google для шпионов, — рассказывает Сноуден. — Много программ, ссылки для поиска и шпионажа, система работает для спецслужб США, Новой Зеландии, Великобритании и Канады. Всё, что собирается в этих странах, что перехвачено, идёт в общем пакете. Чтобы получить данные из другой страны, мы только отправляем запросы на исследования. Всё идет в этой поисковой системе. Я сижу за своим столом и вижу абсолютно все, что вы пишете, все сайты, которые вы пытаетесь посетить в интернете. И даже если это зашифровано, есть много ценной информации: мы не можем видеть точную страницу, которую вы ищете, но видим, что вы читаете, например, что вы принадлежите к такой политической партии, что вы ходите в такую церковь, что вы голосовали за такого человека на выборах. Мы можем видеть людей, с которыми вы связаны, в какое время вы просыпаетесь. То, что мы можем видеть постоянно, в любое время, — это общая картина человеческой деятельности. И мы можем вернуться назад во времени: когда я работал, мы могли вернуться на 30 дней человеческой истории. Сегодня, через шесть лет после моего отъезда, мы, конечно, можем вернуться гораздо дальше».



Сноуден рассказал про эпизод с маленьким индонезийским ребенком, который открыл ему глаза на работу в АНБ: «То, что я увидел, довольно необычно в этом контексте, — это перехваченное видео ребенка, который сидел на коленях своего отца и играл с клавиатурой компьютера. Я стоял перед камерой, и мне казалось, что он смотрит на меня — это заставляло меня подумать о том, как я был со своим отцом… И этот момент близости был перехвачен. Был взломан, я не уверен на 100%. Мы хотели посмотреть, кто пользовался компьютером, и ответ: любой из нас. И именно в эту секунду я понял, что эта абстрактная сторона [слежки] вдруг стала менее абстрактной. Я внезапно почувствовал себя на месте людей, в чью жизнь мы вторгались».



Сноуден говорит, что не объявлял «священную войну» АНБ, а хотел вскрыть злоупотребления, чтобы помочь ему и улучшить работу на благо общества. И в какой-то степени это произошло: «Конечно, массовая слежка ещё существует. И сейчас в ней участвуют и коммерческие компании, и другие правительства, и эта тенденция будет продолжаться до тех пор, пока мы все вместе не начнём работать над тем, чтобы изменить не только работу одной разведывательной службы, не только технологию, но и образ нашей жизни. И это то будущее, которое мы хотим. У нас не было возможности изменить его, пока мы не узнали, каковы факты. Теперь мы знаем их, но это только начало».



Сноуден согласен, что большой риск для граждан исходит от таких компаний, как Facebook и Google, которые хранят все наши данные. Однако сохранилась угроза и со стороны правительств, таких как Россия, США, Китай и другие: «Мы видим, как по всему миру растёт авторитаризм, и реальность такова, что всё это является частью одной и той же угрозы, эти компании функционируют как оружие правительств. Конечно, вы можете беспокоиться об этом [о слежке со стороны корпораций], но слишком просто сказать, что компании являются реальной угрозой, в то время как все они являются частью одной и той же угрозы. Никогда не поздно изменить мир, в котором мы живём сегодня».



Проблема в том, что большинство пользователей не видят альтернативы. Большие корпорации «колонизировали» интернет. Даже если у вас нет ящика Gmail, всё равно у Google есть копии ваших писем, потому что ваши адресаты живут на Gmail: «Они называют это "удобным миром" (world without friction), где они скрывают реальную стоимость их услуг, скрывают от вас последствия, чтобы вы видели только выгоды. Они хотят, чтобы вы думали, что уже слишком поздно что-то изменить… Но это неправильно. Нам нужны регламенты, конкурентные технические структуры, чтобы понять, что эти компании, даже если они владеют архивами, не владеют этими данными, которые принадлежат людям. И люди всегда будут иметь фундаментальное право на эти данные».



Советы пользователям



Сноуден говорит, что с таким вопросом к нему обращаются чаще всего. Что делать обычным пользователям, которые работают с обычными компьютерами и смартфонами? «Это один из центральных вопросов, которые мне задают. Споры могут продолжаться вечно. Проблема в том, что я не хочу вводить в заблуждение слушателей, поощряя их вступить в гонку вооружений против самых богатых спецслужб мира! Это неравная борьба, игра в кошки-мышки: это организации, чья единственная задача — раскрыть самые интимные детали вашей жизни, чтобы вы даже не заподозрили это. Хороший ответ с вашей стороны — быть осторожным, признать, что если вам нужно использовать Google, Facebook, все эти технологии, которые работают против вас, то это вынужденная необходимость. Что вы не выражаете информированное согласие, даже нажимая кнопку "Я согласен", которую вынуждены нажать, чтобы зарегистрироваться в сервисе. Это 600-страничные документы, никто их не читает, никогда. И они могут изменить этот документ. Так что всё это не согласие: это отговорка. Есть динамика, с которой нужно бороться. То, что нужно изменить, — это не бизнес, телефон, программное обеспечение: это система. И это должно происходить на всех уровнях: социальном, коммерческом, правовом».



Как осознать проблему тотальной слежки и начать изменение системы? В первую очередь, следует пересмотреть модель угроз. По словам Сноудена, мы так боимся терроризма, что начинаем разрушать собственные права. В то же время самое большое зло творится под предлогом борьбы с терроризмом: «Нужно задать вопрос: где черта? Начинается с того, что правительства говорят, что они предотвращают насилие, они спасают жизни. Но как только принимаются нужные законы, они находят причины применять эти законы к новым вещам, которые они не одобряют. Мне жаль это говорить, и всё ещё есть люди, которые не согласны с этим, но то, что делает общество свободным, — это их готовность рисковать, открываться, не бояться быть уязвимым. Именно наша приверженность созданию такого устойчивого общества позволяет выжить и победить то, что могут сделать худшие преступники, худшие террористы. Вот в чём наш успех, чему завидует весь мир. Если мы потеряем всё это из-за страха, мы потеряем не только нашу свободу, но и нашу идентичность, потеряем контроль над собственным обществом. Потому мы перестаём быть партнёрами наших правительств, а становимся подданными».



Эти проблемы видны и в России: «Это то, о чём я говорю, я критиковал российское правительство с тех пор, как приехал сюда, и во время протестов в течение последних нескольких недель я выступал в поддержку протестующих, что рискованно: я не знаю. что ждёт меня в будущем, но либо мы поддерживаем то, во что верим, либо не делаем ничего вовсе».



Оригинал >>> https://habr.com/ru/news/t/467643/

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация  

×